Новости

Страницы: 1
RSS
67. Право платить
 
Право платить
Есть право любить и право покинуть,
Есть право служить прекрасным мечтам,
Есть право царить, сражаться и гибнуть,
Есть право платить по горьким счетам.

В.Иванова

В последнем рассказе «Привилегия» - как мне думалось, моей последней книги «Обретая себя», я рассказал о годовщине смерти моего отца.  Хочу здесь привести этот рассказ и дополнить его.

Привилегия
Закончив предыдущий рассказ, мне по всем канонам литературы полагалось бы уйти по-английски, не прощаясь. Но я - не англичанин. И, видимо, больше шахматист, чем писатель. И перед партией, и после неё мы с коллегами пожимали друг другу руки. Так что мне хочется (благо, бумага всё терпит) протянуть руку через время и пространство - в прошлое, настоящее и будущее. Поблагодарить всех своих учителей - всех, с кем меня столкнула судьба. И попросить прощения у тех, кого я обидел или, не дай Б-г, ещё успею обидеть.
Кроме того, мне хотелось закончить книгу так, как я её начал: историей о моём отце. Недавно была годовщина его смерти. В этот день евреи читают Кадиш и их вызывают к Торе. Потомки коэнов и левитов за то, что тысячи лет тому назад их предки откликнулись на клич Моше-рабейну: "Кто за Б-га - ко мне!", получили привилегию - их вызывают к Торе вне очереди. Остальные выкупают это право деньгами. Я живу в районе состоятельных евреев. Поэтому утром я положил в карман сто шекелей и пришёл в синагогу. Когда дошла очередь до торговли, один израильтянин предложил какую-то сумму. Я предложил больше. Он удивленно взглянул на меня и сказал:
- У меня годовщина.
Я ответил:
- У меня тоже.
Ты уверен, что сегодня? - переспросил он.
- Да!
Мы продолжили торговаться. Когда он предложил сто шекелей, я прекратил сопротивление.
Во время молитвы я видел, что в синагоге присутствовал коэн - он благословлял молящихся. Но, увидев, что два еврея спорят, он как-то незаметно исчез и вместо него вызвали меня - совершенно бесплатно.
Создалась уникальная ситуация: мой оппонент выиграл, потому что спорил до конца. Я - потому что тоже добился своего. Коэн выиграл потому, что, отказавшись от привилегии, помирил евреев,- зная, что если нет мира - и благословения не помогают.
А Шота Руставели утверждал: "Твое - только то, что ты отдал. Всё остальное потеряно!"


Через год снова была годовщина смерти отца. Я опять взял сто шекелей и пошёл в синагогу. Там у меня началась торговля с одним юношей. Когда он назвал цифру 60 шекелей, я вдруг решил, что он жених (кстати, так и оказалось) и мне захотелось уступить ему. Я махнул рукой и сказал «хорошо». Потом вдруг засомневался и переспросил юношу: «Кто сказал семьдесят?».
- Ты, - ответил он.
Я решил, что раз так вышло, то это к лучшему! И когда вызвали к Торе, направился к биме. Один из присутствующих - ощущалось, что это невероятно сильная личность, удивлённо спросил:
- Я купил выход к Торе. Почему ты вышел читать?
Но несколько человек поняли мой жест как продолжение торговли и сказали, что прав я. Поняв, что произошло недоразумение, я засмущался и вернулся на место. Он пытливо взглянул на меня и спросил:
- У тебя годовщина отца?
- Да!
- Тогда выйдешь ты.
- Мне неудобно.
- Удобно,- сказал мужчина и вышел из комнаты, чтобы меня не смущать.
Через пять минут он вернулся и буквально приказал мне:
- Я уступил тебе право читать, но не уступил тебе право платить. Платить буду я.
- Спасибо.
- Не за что.
Спорить было бессмысленно. Это был сильный человек, буквально гипнотизирующий меня своим взглядом.
У меня был вопрос. Должен был я тоже платить? Но учитель сказал, всё по закону.
Я не спорю с Руставели, что «твоё лишь то, что ты отдал, остальное потеряно». Но хочу дополнить. Я согласен отдать всё, что у меня есть, кроме права платить за собственные ошибки.
И ошибки, которые произойдут от того, что кто-то меня неправильно понял. Т.е. радость и любовь - всё пополам. Но тяжесть ноши на мою лишь спину. А деньги на хорошее дело я могу дать и в уголке.
Страницы: 1
Читают тему (гостей: 1)